Tedronai
Порой выход возможен лишь через трещину в мироздании. И да не дрогнет рука расколоть его, как орех! (©Элан Морин Тедронай)
Приступая к данному посту, я осознаю факт нанесения культурного шока многим из тех, кто его прочтёт. Тем не менее, я делаю это.
Шел очередной год Великого Кризиса 90-х, самый разгар, неважно - какой. Стояла зима, да такая лютая, что снятый позднее фильм "Послезавтра" кажется красивой, но - наивной "игрой в крысу". Мы были голодны. Очень. А вокруг рушился мир - и надежды на новый день таяли, как снег под солнцем ненаступающей весны. А что ощущает голодный человек,,полагающий, что его дни сочтены? Правильно - ненависть. И жажду мести.
Нас было пятеро: один другого злее. Кто мы были и где - не важно, события вроде тех, что я дерзну описать, носят вневременной характер. Мы ненавидели мир, обрекающий нас на смерть, но мстить было решительно некому. И тогда мы задумали содеять нечто, отрезающее нас от всего человеческого, этакий плевок в лицо Творцу, забывшему о нас. Мы решили стать каннибалами - один из нас работал в морге.
Он принёс ничем не примечательный кулёк с мясом и сообщил, что сие - части брюшины замёрзшего бродяги, за которым никто не пришёл. Мы были извлекли мясо, красное от неслитой крови, разделали на тонкие ломти и приступили к готовке.
Несмотря на то, что на электроплите всё готовится медленно, мы умудрились пережарить стейк. Поэтому я не знаю,,какова на вкус правильно приготовленная человечина. То,что ел я, напоминало подгорелого кролика - привет из детства.
Съели, запили спиртярой, съели ещё, вскоре кулёк опустел, а по телу разлилось приятное тепло. И, сытые и шалые от только что сотворённого святотатства, наперебой принялись делиться впечатлениями. И, не сговариваясь, спрашивали друг у друга: кто он был? Что делал при жизни? Как оказался на улице, где его настигла холодная смерть? Почему никто даже не пытался его найти? Как его звали, чёрт подери? Но стейк не успел нам ответить, а может - просто не мог за отсутствием речевого аппарата.
Потом я вспомнил, что некоторые племена так хоронят своих умерших, причём обычай блюдётся очень строго: съедению подлежит даже самый лютый враг, даже найденные в пустыне кости невесть какой древности. А как же иначе? Ведь лишь вследствие обряда дух умершего обретёт новую жизнь, а иначе он обречён вечно скитаться страждущим призраком - без надежды на возрождение. Дикость, варварство, скажете вы? Ой ли? Давайте-ка вспомним, сколько непогребённых останков солдат обеих мировых войн всё ещё валяется в полях... Так чья мораль выше?
Я рассказал об этом товарищам - и наступила тишина. Мы поняли, что только что похоронили человека, оказав последнюю милость тому, о ком позабыл целый мир, и если наш обряд был мрачен - это проблемы мира, а не нас.
Порой он снится мне: живой, здоровый и улыбающийся. Быть может, если в надеждах на посмертие есть хоть какой-то смысл, мы встретимся вновь. И он будет одним из немногих, кому совсем не стыдно посмотреть в глаза.
Вот такая получилась жутенькая рождественская сказка. Можете относиться к ней как угодно, но прежде, чем ставить свечи в церкви и садиться за праздничный стол - вспомните от тех, кто в этот же миг замерзает под беспощадным небом!

@темы: Ишамаэль, КРЕДО, Лола Эстебан, Мы были!, Сказки странствий, Творчество