Tedronai
Порой выход возможен лишь через трещину в мироздании. И да не дрогнет рука расколоть его, как орех! (©Элан Морин Тедронай)
Вчера мы с женою решили сходить в кинотеатр. В наш, имени Шевченко, что расположен в парке Кинь-Грусть - живописнейшем месте Приорки. Пошли сразу на два фильма: "ХХХ" с любимым Юлькой Вином Дизелем и "Молчание", заинтересовавшее нас историей, о которой ранее мы ничего не слышали.


Сперва - пару слов о "трёх иксах". Быть может, кого и воротит от сего "несерьёзного" жанра - да только не меня. История человеческая полна таких экстримов, что любой боевик нервно курит в сторонке - но в этот раз я, увы, доволен не был. Причина - вульгарное вторжение фантастики в "реализм". Что это такое? Сейчас поясню.

Фантастика не обязана быть наукоообразной! Более того: порой "научная подоплёка", как чёрт из табакерки, вдруг возникает у самой, казалось бы, сказочной космооперы. Хотите пример? Пожалуйста! Эдмонд Гамильтон :Звёздные короли" - эталонная космоопера всех времён. Герои браво гасают через Галактику на корабликах и при этом плевать хотели и на специальную и на общую теории относительности. Ах, какой разгромной критике подвергали это адепты "чистого НФ" советского разлива! И что же? Прошли года - и всем стало ясно: именно так, "легко и непринуждённо", будет выглядеть межзвёздный полёт с применением эффекта Алькубьерре! ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%83%D0%B7%D1%8B%...
То-то, господа критиканы!

Однако, по моему глубочайшему убеждению, и фантастика, и фэнтези (и реализм, кстати), обязаны быть логически согласованными. Джедай уворачивается от лазерного луча? Прекрасно: это всего лишь значит, что Сила позволяет ему обходить принцип причинности и он попросту заранее знает, где и когда будет выстрел. А вот если таковые способности вдруг обнаруживает простой смертный... тогда одно из двух: либо он джедай, но пока о сим не знает, либо перед нами ЛАЖА.

Первая моя претензия к "трём иксам" именно такова: герои, не имеющие свойств суперменов, мутантов и инопланетян, в принципе неубиваемы. Даже там, где обилие рикошетирующих пуль не оставляет места для человеческого тела. Даже для боевика это - перебор. Такое уместно во "мстителях", но они, как известно, сверх-люди, а здесь "обоснования-то и нет"!
А вторая... слишком уж много штампов. Всемогущие спецслужбы, хренька, способная взломать всё и вся и прочая притянутая за уши лабуда. Ещё не фантастика - но уже не реальность. То ли смесь бульдога с носорогом, то ли Божий дар с яичницей. Кстати, мы добрались до Божьего дара...

..."Молчание" озадачило меня сразу. Двое юных иезуитов спорят со своим наставником (это как? Дисциплина в Ордене была едва ль не легендарна...), о том, пошлёт ли он их на розыски пропавшего в Японии священника. И после долгих уговоров (со стороны собственных подчинённых!!!) он их, наконец, посылает.

Уж послал - так послал! В европейском платье, с европейскими физиономиями и ПЛОХИМ ЗНАНИЕМ ЯПОНСКОГО! И первое, что делают горе-прогрессоры... нет, не собирают сведения благодаря немеряным деньжищам, что у них есть. И не нанимают себе в помощь китайских рыбаков, наверняка знающих побережье. Даже купцов не расспрашивают! И уроки японского у тех, кто с японцами якшался - не берут!
Вместо вышеперечисленного "двоица" находит бродягу-рыбака в подпитии и "без страха и сомнений" доверяют ему свои жизни в стране, где христиан казнили. Кстати: почему казнили? Этот вопрос "миссионеров" не занимает вовсе...

Само собою, и меня можно упрекнуть в дилетантизме, НО! Представим себе, что вы купец, мой дорогой читатель. И решили попытать торгового счастья в малоизвестной "большому миру" Японии. Что вы будете делать? Правильно - собирать сведения. О том, как правильно называть местную знать и простолюдинов, перед кем делать "ку" обязательно, а перед кем - под настроение, какова структура власти и чиновничества, чем польстить аборигенам, а что может их обидеть, а главное: что у нас есть такого, чего нет у них - и наоборот. Про язык я вообще молчу - ибо очевидно.

Прибыв на место, двое падре с видимой радостью отправляют духовные потребности паствы. И при этом не расспрашивают людей ни о чём, кроме того, есть ли где-то ещё христиане. Народ не знает, ибо напуган. Он знает много другого: о местных обычаях, властях, географии, чёрт подери, но его о том не вопрошают. Невольно задаёшься вопросом: откуда эти двое вообще такие взялись? Как в орден попали? Да и вообще: не потому ли отпустил их наставник, что желал сбагрить с глаз долой?

Дальнейшие злоключения бедолаг, прежде чем они попались властям, я оставляю за кадром, ибо пришла пора ответить на вопросы, так и не заданные ими. На тот момент японское общество переживало не самые лёгкие времена. Ещё свеж был в памяти Период Сэнгоку Дзидай («Эпоха воюющих провинций») - время феодальной раздробленности и гражданских войн. Централизованное государство делало первые шаги - до иноземной конфессии ли при таких раскладах. Но тогда в полный рост встаёт вопрос: почему всемогущий сёгун Токугава Иэясу преследовал христиан с такой свирепостью? Что они ему сделали? Угрожали власти? Да вроде нет, напротив - торговля с Европой сулила кучу выгод... Тогда - в чём дело?

Само собою, я поглядел источники. И... сказать, что был ошарашен - не сказать ничего. Итак: слово предоставляется коллективному разуму Интернета!
"Христианство появилось в Японии в середине 16 века. Первым миссионером, который проповедовал японцам Евангелие был баск — иезуит Франциск Ксаверий. В 1549 году он вместе с японцем Андзиро прибыл в южный японский город Кагосима. Проживая некоторое время у Андзиро, Франциск Ксаверий крестил его самого и его родственников численностью около 100 человек, которые стали первой католической общиной в Японии. Впоследствии усилиями Франциска Ксаверия появились христианские центры в Ямагути и Киото. <...> Христианская проповедь была особенно успешной на острове Кюсю и в столичном регионе Кинки. К концу 16 века в Японии насчитывалось около 300 тысяч христиан. <...> Вначале миссия встречала поддержку среди представителей знати и даже самих сёгунов Оды Нобунаги и Тоётоми Хидэёси, которые видели в христианстве экономические перспективы и оппозицию могущественным буддийским монастырям."
(Здесь и далее - цитаты из ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D1%80%D0%B8%D1%81%... )
Что ж, пока расклад ясен: знать быстро поняла, что дружба с Европой сулит немалые торговые выгоды, а самовластие монастырей "достало" даже сёгунов. Так почему же ни с того ни с сего отношение к христианам резко меняется? Читаем дальше:

"Первые христианские миссионеры часто не понимали и не уважали обычаи и религиозные представления японцев, в связи с чем возникали определенные сложности с проповедью христианских догматов. Японцы с подозрением относились к христианскому представлению о том, что спасены будут только христиане. Для потенциальных новообращенных это означало, что их покойные предки приговорены к вечному аду, что становилось внутренним конфликтом для японцев, воспитанных на буддийских идеях о всемирном спасении и в конфуцианском сыновнем благочестии. Кроме того была определенная сложность при определении уровня просвещенности новых христиан из-за специфики японского общества: вслед за своими господами христианство автоматически принимали и все домочадцы и их зависимые люди, что часто было без искреннего исповедания и свободного выбора"
Вот так так! Это каким же неучем и "невігласом" надо быть, что бы проглядеть эти "особенности". Да и особенности ли? Жителю какой страны будет приятно узнать, что его достойные предки - грешники просто потому, что родились не там и не тогда? А теперь помножим это "естественное" оскорбление на представления японцев о долге.

...Итак, дорогой читатель, вы - самурай. Преклоняетесь перед доблестными предками и чтите своего сюзерена. Меж тем сюзерен принимает христианство. И вы, повинуясь долгу, тоже. Тем паче, что новая религия несёт в себе нечто хорошо знакомое: живи честно и будет тебе счастье, даже в монастырь идти не надо. Да и бог (ах, простите - Ками), что привезли с собой гайдзины - не чужеземный, а свой: Амэ-но Минакануси но Ками - первый творец мира. И тут вы узнаёте, что сообразно проповеди падре ваши многоуважаемые предки обретаются не на "высоких небесных полях", а в... преисподней! Безобразие! Святотатство! Долой такую веру! НО! - её исповедует сюзерен! И не последовать за ним - предать его. А последовать - предать предков! Вы представляете себе, какая каша заварилась в головах тех, кто вник в это? Самый настоящий ад! И после этого вы ещё чему-то удивляетесь?

Отдельно стОит заметить, что эти горе-миссионеры несли самую настоящую ересь. Как и за какие грехи предки могут оказаться в аду, если им никто никогда не проповедовал и им не из чего было выбирать веру? И то, что Христос между смертью и воскресением снизошёл в ад и ОТКРЫЛ его врата (именно об этом повествует известная формула "смертию смерть попрал"), эти "миссионеры" тоже... забыли сообщить. Вот уж, воистину, "поставь дурака молиться - он и лоб разобьёт". В данном случае, увы - чужой...

Далее Википедия сообщает, что "Среди прибывших в Японию миссионеров были представители других орденов, в частности францисканцев. Конкуренция между ними за новообращенных вызвала кризис недоверия миссионерам."
По-видимому, братья-францисканцы, любящие поминать в молитвах "брата Солнце и сестру Луну", пытались исправить положение. Однако было поздно: "В 1587 году объединитель Тоётоми Хидэёси запретил пребывание миссионеров в стране и начал притеснения христиан. <...> Репрессивную политику продолжил и политический преемник Хидэёси Токугава Иэясу, основатель сёгуната Эдо. В 1612 году он запретил исповедание христианства в своих владениях, а в 1614 году распространил этот запрет на всю Японию. <...> Политика Токугавы обязывала все японские семьи регистрироваться в местном буддийском храме и получать свидетельство, что они не являются христианами."

Разумеется, не обошлось и без политики: "Появление европейцев на японских островах не только способствовало обострению междоусобных войн феодалов, давало толчок развитию морской торговли, но и вызывало опасность подчинения Японии европейскими колонизаторами, ведь испанцы и португальцы принимали участие в междоусобных войнах на стороне южных феодалов. В реальности европейской угрозы японцы могли убедиться на примере захваченных испанцами Филиппин."
Кончилось всё, как известно, политикой Сакоку - Япония самоизолировалась на 200 лет.

А для японских христиан всё кончилось и вовсе скверно: "В 1596 году испанское судно Сан Фелипе, дрейфовавшее у берегов Японии, было захвачено правительством Японии как агент Западной экспансии. Группа христиан с этого корабля из священников-францисканцев и японцев были арестованы за нарушение приказа о запрете миссионерства. В 1597 году эти 26 христиан были распяты на кресте.
<...> В эпоху Токугава было замучено около 3000 японских христиан, остальные претерпевали заключение в тюрьмы или ссылки. <...> В некоторых областях Японии людям приходилось доказывать свою непричастность христианству топтанием христианских символов и икон, церемония, получившая название фуми-э"
Полагаю, казнены были не только христиане, но и синтоисты, отказавшиеся топтать, пусть - чужого, но - Ками. Интересно: хоть кого-то посетила мысль, что они тоже отдали жизнь за Творца?

Вот в такую страну и в такое время прибыли двое юных... мечтателей. Прибыли разгребать навороченное горе-предшественниками, не желая от том знать и ведать. Примечательно, что в фильме нет НИ ОДНОЙ проповеди: главного героя интересует не Бог и не люди, а лишь то, как выглядит его собственный подвиг. И то, почему Бог не отвечает - опять же, ему. Блин, как это знакомо: человек воображает себя на месте Христа и святых (либо - Финрода, Фродо, короля Артура - нужное подчеркнуть), где-то ТАМ, совершенно не задумываясь: что бы делали они на его месте ЗДЕСЬ.

Итог немного предсказуем: поглощённый собственными переживаниями герой пал жертвой предательства того-самого рыбака. Которому он уже отпускал грехи, за предательство, кстати. И вот он попадает в костоломную государственную машину сёгуната. Попадает с гордо поднятой головой, надеясь на мученический конец (а потом и венец). Но японским чиновникам его кровь ни к чему. Как и кровь других христиан: ведь каждый казнённый уже никогда не вспашет поле и не заплатит подати. Чиновникам нужно отречение его, падре - дабы селяне, узрив сие, прекратили упорствовать и своевольничать. Чиновники действуют прагматично - им не впервой ломать таких вот восторженных "соискателей мученического венца". И выбирают они самую что ни на есть исконную тактику зла: "Хочешь помереть героем? А фиг тебе! Гляди, как из-за тебя другие мрут!".
И герой ломается - ибо невдомёк ему, что его паства готова идти на смерть не за него и даже не за Бога (о коем он им не успел, да и не смог как следует рассказать), а за свою свободу. За своё достоинство. За священное право самому выбирать, в кого и во что верить. Кстати, отречение героя ничего не изменило: "В 1637 году разразилось восстание в Симабаре, которое было жестоко подавлено войсками сёгуната". Большая часть повстанцев были христианами. Помимо религиозных гонений причиною его стали "чрезмерные поборы местной власти и жестокие пытки за неуплату налогов"...

Отдельно стОит рассмотреть отречение отца Ферейры - того самого священника, на выручку которого и поспешила "двоица". Классическое "горе от ума" - утрата веры вследствие того... что японцы веруют не так, как ему, Ферейре, хотелось. Не экзальтированно, без надрыва, видя проявления Творца прежде всего в явлениях природы. А ЧТО, РАЗВЕ НЕ ТАК? Разве Бог - прежде всего не Создатель? Разве Солнце (на которое гневно указывает Ферейра, обличая свою паству в идолопоклонстве) - не творение Божье? И точно ли Ками чужды христианству? Ведь кто такие Ками? Духовные сущности, как порождённые при творении мира, так и бывшие людьми, но - возведённые в "божественное достоинство". АНГЕЛЫ И СВЯТЫЕ! Воистину - ученики превзошли учителя! И стойко держались новообретённой веры не для его, Ферейры, радости - а ради достоинства души своей.

Конец героя страшен. Страшнее смерти. До скончания дней герой занят тем, что... ищет и изобличает христианские символы, порой привозимые купцами. Успешно изобличает, можно сказать, "работает с огоньком". В финале в его мёртвую руку жена-японка тайком вкладывает распятие... Надо же, сохранила! Хотя сама вряд ли была христианкой. Просто, как всякий честный человек, считала: отрекаться от того, что есть суть души твоей - плохо! И нельзя топтать святыни. Даже чужих Ками. Потому, что чужих Ками - нет!

А ещё... фильм чрезвычайно злободневен. Потому что миру вновь нужно "бремя белого человека". Цивилизованного человека. Потому, что вновь поднимается мрак. Одни олухи, буквально истолковав Коран (который, как известно, написан стихами на староарабском), развязали "священную" войну против своих же собратьев-мусульман, а заодно - против всего мира, какой есть. Другие олухи, пограмотнее и поподлее, угнездившись в Москве, норовят насадить всё тому же миру "духовные ценности" при помощи ядерной дубины. Третьи олухи с чисто коммунистической прямотой грозятся развязать мировую революцию из отдельно взятой КНДР. Четвёртые... боюсь, их недолго ждать. И, хотя, похоже, грозы не миновать - и сейчас и грядущем срочно требуются миссионеры. Миссионеры цивилизации. Прогрессоры. И очень важно, что бы они не повторили провальных ошибок своих коллег из прошлого: нахрапа, дурной прямоты, неуважения к тем, ради кого стараемся. Надеюсь, у них получиться. И все Ками, какие есть - их благословят.

...Весь фильм герой сокрушается о том, что Бог не говорит с ним. Молчит... Правильно молчит - богам ругаться не пристало...

@темы: Android-клиент, anticitizen.diary.ru, Грёбаный Ирукан, Добро пожаловать в реальность!, Понимание причины